Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

dog

Всем "френдящим"




Я записываю в свои "френды" людей, которые мне интересны и журналы которых я хочу читать регулярно. Если кто-то "зафрендивает" меня, я смотрю на его профиль, иногда на несколько сообщений и - ничего больше.

Free counters!
bike

Ассоциации

Иногда хорошо немножко поболеть, например, гриппом - отменить на время работу, а заодно и большую часть повседневных обязанностей. Лежать в теплой постели и читать, переходя от повседневной жизни русских знахарей к Ирвину Шоу, а от него к Плутарху, затем к фэнтези с ведьмами. Перемежая книги последними новостями и ЖЖ.

И день уже клонится к вечеру, и пора зажигать лампу рядом с кроватью. А за окном
  Лило, лило по всей земле
  Во все пределы.
  Свеча горела на столе.
  Свеча горела.

Через мгновение понимаешь: что-то не так. Ну да, там "мело". Но у нас за окном тоже сильный ветер и холод собачий. А еще временами от порывов ветра капли стучат в окно, и отсюда стук башмачков... Только нет продолжения...

Free counters!
bike

Поздние открытия

Когда мне было ...надцать лет, у нас дома была пластинка, на которой Татьяна Доронина читала стихи Цветаевой. К доронинской манере чтения есть много замечаний, но сейчас речь не об этом. Пластинку я слушал и многие стихи запомнил наизусть.  В том числе это:

"И вот, навьючив на верблюжий горб,//На добрый — стопудовую заботу,//Отправимся — верблюд смирен и горд —//Справлять неисправимую работу.//Под темной тяжестью верблюжьих тел —//Мечтать о мире, радоваться луже,//Как господин и как Господь велел —//Нести свой крест по-божьи, по-верблюжьи..."

Недавно по длинной ассоциации эти строчки всплыли в памяти, пока я ехал на работу. И тут же возник вопрос: "А почему верблюд мечтает о мире?" К войне стихотворение отношения не имеет. Добравшись до Интернета,  выяснил, что правильные слова: "Мечтать о Ниле, радоваться луже". Примерно 45 лет я не замечал несоответствия.  Советскому подростку казалось естественным, что все мечтают о мире, а верблюды живут в Средней Азии. До Нила оттуда далеко.

Интересно, сколько еще подобных ошибок таят запомненные мною стихотворения? "О сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух?"


UPD: Выяснилась еще одна ошибка памяти в том же стихотворении. Я твердо помню: "Вперед отправимся — верблюд смирен и горд &mdash ..."



Free counters!
bike

Две книги

Себастьян Фолкс Неделя в декабре

Через эту книгу я продирался с трудом, несколько раз откладывал. Не бросил только потому, что надеялся встретить там новые для меня интересные мысли. И не разочаровался. А кроме того, осталось общее впечатление, как от здания из серых камней, но мощного и значительного. В целом текст воспринимается как поток мыслей.

Сюжет - частично предсказуем в виде дерева. Т. е. дело движется к определенному событию, которое или произойдет, или нет, но следствия из каждого из этих двух исходов более-менее очевидны. Автор много использует гротеск, а я это обычно не перевариваю.

Итог: прочел с трудом, есть интересные мысли, через несколько дней после прочтения продолжаю раздумывать о книге и рассматриваю ее с разных сторон. Через какое-то время вернусь к сюжету и идеям. Это произойдет, когда придет очередь выписывать цитаты из книги.


[Вторая книга]

Елена Костюкович Цвингер

Автор - постоянный переводчик на русский язык романов Умберто Эко. К Эко я отношусь очень хорошо. Только "Пражское Кладбище" мне активно не понравилось - чувствую, как из меня делают жертву. А последний роман я еще прочесть не успел.


"Цвингера" читал вчера, когда лежал и болел, т.е. большую часть дня. От книги трудно оторваться, сплошной поток эмоций. Читаешь взахлеб и обнаруживаешь, что в сухом остатке нет почти ничего. Чувства, по-моему, выпариваются по пути, а еще есть мысли, но они "старые". Хотя это, м.б., только для меня так.


Меня резануло, что автор, описывая одного из главных героев, смешивает в его биографии факты из жизни Виктора Некрасова и Александра Галича. Оба были людьми достойными, на мой взгляд, но жизненный путь, взгляды и личная философия у каждого свои, и мне кажется, что не стоит из них двоих конкретных создавать одного намного более абстрактного диссидента-эмигранта.


Порадовало, что автор-женщина к месту употребляет название металлических профилей:

     Железо, где оно попадается, производит фантасмагорическое впечатление. Где увидишь столько скрюченного, потерявшего какой бы то ни было вид металла! Не кровельное железо — от него и следа не осталось, — а несокрушимые двутавровые балки и швеллеры.


У меня застарелая обида на нескольких иерусалимских экскурсоводов. Все они мужчины, но упорно смешивают рельсы и двутавры и не хотят понимать, что одни не могут быть использованы вместо других.


В цитате выше дело происходит в Дрездене в мае 1945 г., но это "боковая линия", и я не сильно раскрываю сюжет книги.


Боюсь вызвать гнев феминисток, но надеюсь, что таковых немного среди моих читателей. Мне кажется, что часто авторы-женщины, описывая эмоции и стиль мышления мужчин, делают мелкие, но заметные ляпы. Наверно, это справедливо и в отношении авторов-мужчин. Елена Костюкович в абсолютном большинстве случаев избежала таких ляпов.
Общий вывод: читается взахлеб, оторваться трудно. Но когда оторвался - ощущается, что "сухого остатка" мало.


Признаюсь, я не дочитал "Цвингера" до конца, поэтому впечатления могут немного измениться. Но сейчас хочется ее отложить, а когда дочитаю, пропадет свежесть впечатлений от "Недели в декабре" и яркость контраста восприятия двух книг.